Важно!

«Заявление БСК о ликвидации «белых морей» - пока только слова» - экономист

  • «Заявление БСК о ликвидации «белых морей» - пока только слова» - экономист
    Фото: soda.ru
     

    Эксперт ProUfu, экономист Рустем Шайахметов, провел расчеты и выяснил, что, похоже, «у руководителя БСК плохо с математикой»

    Подача иска Генпрокуратуры в Арбитражный суд об истребовании имущества «Башкирской содовой компании» из чужого незаконного владения создало новую реальность. Мало кто сомневается, что иск будет удовлетворен и БСК перейдет в собственность Росимущества. Также есть понимание того, что в результате направления материалов прокурорской проверки в Следственный комитет РФ будут привлечены к уголовной ответственности лица, причастные к приватизации.

    Однако проведенный 9 сентября Совет директоров БСК показал, что частные владельцы компании не извлекли уроков из последних событий и не собираются выпускать компанию из своих рук и для этого у них есть основания.

    Григорий Рапота – чиновник крупного ранга. Он является Госсекретарем Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь. А также одновременно – председателем совета директоров БСК. В совет он входит по представлению АО «Башхим», владельцем которого является иностранная компания. То есть, по сути, Рапота лоббирует интересы иностранной компании, которая использует наши шиханы как сырье. Благодаря его руководству в БСК, в офшоры из компании выводятся миллиарды. Считаю, что действия Рапоты по продвижению частных интересов иностранной компании являются проявлением коррупции. И я не верю в то, что это делается совершенно бескорыстно. Проявленный им на совете директоров снобизм, менторский тон к представителям республики чем-то напомнил действия англичан в колониях сто лет назад. Я думаю, что посыл Рапоты о том, чтобы Башкирия определилась со своей позицией, был в корне неверен. Правильнее сказать: это России надо определиться со своей позицией и принять решение по одному из ключевых участников конфликта частной компании с населением республики – Григорию Алексеевичу Рапоте.

     

     О ликвидации «белых морей»

    А теперь по существу. Сейчас из-за игнорирования действующего законодательства Башкирская содовая компания является виновником более 90% загрязнения реки Белая. Это происходит из-за высоких сбросов дистиллерной жидкости – отходов содового производства. Для хранения стоков в Стерлитамаке создан шламонакопитель «белое море» площадью 5 кв. км.

    Согласно представленному отчету на Совете директоров в 2013-2019 гг. доля стоимости проектов, направленных на переработку отходов производства соды, в общем объеме инвестиций составила около 4%, в прошлом году на указанные цели было направлено инвестиций в размере 60 тысяч рублей. Экологическая ситуация ухудшается, но это, скорее всего, вряд ли волнует владельцев компании, так как в Стерлитамаке они не живут, на качество их жизни это не влияет.

    Заявленная декларация БСК о ликвидации шламонакопителя «белое море» в течение 10 лет опровергается их же отчетами и заявлениями. Согласно оценке гендиректора компании, для ликвидации шламонакопителя необходимо 5 млрд рублей, но, как я понимаю, по еще не утвержденному БСК инвестиционному проекту «Строительство скважин для закачки дистиллерной жидкости в глубокие подземные горизонты» в 2020-2025 гг. планируется затратить 500 млн рублей, т.е. в десять раз меньше.

    Также, если верить заявлениям гендиректора БСК, то за счёт данной программы предполагается утилизировать 60 млн тонн существующих отходов, а также 500 тысяч тонн, ежегодно поступающих в шламонакопитель, т.е. 65 млн тонн дистиллерной жидкости. У меня сложилось мнение, что у руководителя БСК плохо с математикой. Согласно отчету компании, производится около 1,8 млн тонн кальцинированной соды, а согласно применяемой технологии производство 1 тонны соды образует 10 тонн дистиллерной жидкости, т. е. в год образуется около 18 млн тонн дистиллерной жидкости. Согласно расчетам профессора Сафарова, в реку Белую, не нарушая экологических требований, можно сбрасывать около 7,5 млн тонн, т. е. ежегодное накопление дистиллерной жидкости должно составлять около 10 млн тонн. Это означает, что за десять лет необходимо утилизировать 160 млн тонн, но тогда затраты составят свыше 13 млрд рублей, ежегодные затраты компании должны быть около 1,3 млрд рублей, а согласно заявленным перспективным планам компании предполагается направлять на эти цели 100 млн рублей в год, т. е. в 13 раз меньше чем необходимо.

    При этом миллиарды рублей уходят в офшоры и за это голосуют представители нашей республики. Почему позволяется частной компании уничтожать главную реку республики? Я не понимаю, почему молчат представители республики в совете директоров? Или они не собираются жить в Башкирии?

    И, самое главное: несмотря на заявленные цели по закачке дистиллерной жидкости в скважины, как я понял, бурение скважин пока не началось, идет только обсуждение. Сколько будут обсуждать этот вопрос, неизвестно – год, два, а может быть, десять лет. Совет директоров не принял решение о выделении средств на эти цели, не поставил четко обозначенные цели и задачи, но прозвучала фраза о необходимости обсудить это с Минпромторгом России. Это – не принятие решения, а очевидная оттяжка времени. А в это время очередные миллиарды уйдут в офшоры, что является очевидной целью частных инвесторов. Напоминаю, что в 2018 году БСК уже заявляла о том, что шламонакопитель «белое море» в Стерлитамаке за ближайшие пять лет сократится более чем в шесть раз. Прошло уже два года, а реальных действий нет. Зато в этом году на дивиденды было потрачено 7,7 млрд рублей, значительная часть которых уже ушла за рубеж.

    По социальной ответственности компании. Согласно отчету компании, в первом полугодии 2020 года в БСК на 2,5% сократилась численность работников, также снизилась средняя заработная плата.

     

    Чем обернется утрата акций

    Защитники БСК упирают на ухудшение инвестиционного климата в случае национализации компании. Однако, считаю, влияние будет небольшим, так как иностранные инвесторы в Россию особо не вкладываются, а российские понимают, что данный случай – исключение из правил, ответ на создание конфликта общероссийского масштаба.

    Да, для республики утрата акций Башкирской содовой компании означает потерю ежегодных доходов в размере 4-5 млрд рублей, а также снижение возможностей влияния на деятельность компании. Следует ожидать, что акции БСК впоследствии будут выставлены на торги и придут новые владельцы, с которыми нужно будут находить новые коммуникации. Можно, конечно, ожидать, что часть акций БСК передадут Башкирии, как в случае с Башнефтью, но это будет зависеть от доброй воли высшего руководства России.

    С высокой долей вероятности следует также ожидать подачу иска от имени Российской Федерации к владельцам акций Башкирской содовой компании о взыскании неосновательного обогащения в виде полученных дивидендов, утраты государственного имущества. Для Регионального фонда – структуры, через которую Башкирия владеет акциями БСК, это несет значительные риски, так как сумма исковых требований может превысить 10 млрд рублей. Если это произойдет, то следует ожидать продажи значительной части активов Регионального фонда, или же внесение в уставной фонд дополнительных многомиллиардных средств из бюджета Башкортостана.

    И хотя предполагаемые последствия чувствительны для республики, но не смертельны. За все приходится платить. Зато есть перспектива спасения реки Белая, ликвидации шламонакопителя «белое море». Фактически спасен Куштау. Это более ценно.

    По моему мнению, существующее руководство «Башкирской содовой компании» пора отправить в отставку, так как своей деятельностью оно дискредитировало себя, а самое главное – своими хамскими действиями породило мощный социальный протест. Потому что жители республики против уничтожения нашей природы, не хотят жить среди лунных ландшафтов и, естественно, возмущаются колониальными принципами деятельности частных владельцев БСК.

     

    Ссылка на источник